10 неожиданных детских страхов от создателей хорроров и не только

Стивен Кинг до сих боится холодной руки из-под кровати, а режиссёр хоррора «Погребальные байки» Райан Спинделл, живший в «типичном городке из романов Кинга», пугался буквально всего. Телеканал «Настоящее страшное телевидение» узнал, чего боялись в детстве известные авторы хорроров, а также собрал нетривиальные кошмары людей самых разных профессий. Несомненно, детские страхи — самые сильные и долговечные, и, как оказалось, у творческих людей они способны послужить вдохновением.

Клэнси Браун и животные-монстры

Знаменитый американский актёр Клэнси Браун («Горец», «Побег из Шоушенка», «Звёздный десант» и др.) сыграл в хорроре «Погребальные байки» гробовщика. Его герой уверяет, что, если внимательно прислушиваться к мертвецам, можно услышать истории их смертей. В эксклюзивном интервью киноканалу НСТ актёр признался, что приходит в ужас от таких «городских легенд», и отметил, что в детстве особенно боялся монстров.

«Редьярд Киплинг всегда пугал меня. Вот эта идея, что вокруг нас природа, с которой надо как-то договариваться. Я побаивался питона Каа, например. Он умнее, больше, сильнее тебя. Он более ловкий. Вообще животные-монстры — вот, что страшно для меня. Кинг-Конг, монстр Франкенштейна могут напугать. А вот Дракула почему-то никогда не казался мне жутким. Ну, знаете, я же могу достать распятие, и он уйдёт. А с Кинг-Конгом, монстром Франкенштейна вы никак не договоритесь».

Райан Спинделл и дом с привидениями

Режиссёр Райан Спинделл в фильме «Погребальные байки» создаёт антологию страшных сказок, связанных между собой одним персонажем — эксцентричным гробовщиком, который ведёт хронику города через серию запутанных историй, каждая из которых ужаснее предыдущей. В эксклюзивном интервью киноканалу НСТ Райан признался, что в детстве его напугать было проще простого, он боялся всего. Но самым страшным кошмаром был дом с привидениями. 

«Я рос в маленьком городке недалеко от границы с Канадой. Это была такая рыбацкая деревня. Мои родители были врачами — их направили туда, потому что нужно было заботиться о местных. Это был такой перспективный, крутой город, но одновременно он напоминал пугающий городок на побережье из книг Стивена Кинга. Мне было довольно одиноко. Когда ты много читаешь и проводишь время один, начинаешь бояться примерно всего. Например, мой самый большой страх был в том, что в Хэллоуин мой лучший друг потащит меня к дому с привидениями. Я боялся идти туда и того, что мой друг узнает об этом. Тебя реально всё пугает, когда ты чувствуешь, будто живёшь внутри истории Стивена Кинга».

Стивен Кинг и холодная рука из-под кровати

Один из самых успешных современных писателей, непревзойденный мастер ужаса Стивен Кинг создал более 50 романов и 200 рассказов в жанре хоррор. На примере персонажей собственных книг автор часто прорабатывает свои детские страхи. В предисловии к книге «Ночная смена» автор писал:
«По ночам, укладываясь спать, я до сих пор, прежде чем выключить свет, хочу убедиться, что ноги у меня как следует укрыты одеялом. Я уже давно не ребёнок, но… но ни за что не засну, если из-под одеяла торчит хотя бы краешек ступни. Потому что, если из-под кровати вдруг вынырнет холодная рука и ухватит меня за щиколотку, я, знаете ли, могу и закричать. Заорать, да так, что мёртвые проснутся».

Альфред Хичкок и отвратительное яйцо

Альфред Хичкок — культовый режиссёр с неповторимым почерком, мастер «саспенса», заставивший публику бояться по-настоящему, сам долгие годы не мог избавиться от главного страха. Известно, что у Хичкока с детства была овофобия — боязнь яиц и предметов яйцеобразной формы.

«Я боюсь яиц. Даже хуже – они отвратительны мне. Этот белый круглый предмет без каких-либо отверстий. Вы когда-нибудь видели что-нибудь более отвратительное, чем проткнутый желток яйца и его разливающаяся жёлтая жидкость? Кровь весёлая, красная. Но яичный желток жёлтый, отвратительный. Я никогда не пробовал его».


Гильермо дель Торо и призраки

Режиссёр фильмов «Лабиринт Фавна», «Багровый пик» и продюсер картины «Страшные истории для рассказа в темноте» Гильермо дель Торо во время выступления в Университете Лойола Меримаунт в Лос-Анджелесе рассказал, что идеи для своих картин у него появлялись неспроста: в детстве он часто слышал голоса призраков. Именно Гильермо дель Торо создал самых страшных антропоморфных монстров и ещё раз доказал, что из наивных, на первый взгляд, детских страшилок может получиться леденящий кровь хоррор.

«Я родился в стране и семье, где к призракам относятся серьёзно. В них разбираются, их любят. Каждый член моей семьи хотя бы раз в жизни сталкивался с призраками. К примеру, одна из первых сцен «Багрового пика» — из рассказов моей матери о её детстве. Её мать, моя бабушка, после смерти зашла в её комнату и залезла к ней в кровать! Я услышал эту историю в детстве, и мне казалось, что ничего страшнее быть не может. Была и у меня пара опытов с призраками. Правда, я ни одного не видел… зато слышал. Это были голоса, которые раздавались в одном отеле в Новой Зеландии, они целую сцену разыгрывали. Короче говоря, призраки реальны, и я не сомневаюсь в этом с детства».

Святослав Подгаевский и призрачный корабль

Главный российский хоррор-мейкер Святослав Подгаевский, который снял почти все заметные русские ужастики последних лет («Невеста», «Русалка. Озеро мёртвых», «Пиковая дама: Чёрный обряд»), в детстве боялся призраков из книги «Сказки британских островов».

«Наверное, лет шесть-семь мне было, я уже мог читать, но это читать было невозможно: корабль-призрак, где какие-то матросы прибиты к палубе кровавыми гвоздями. Жутко-физические вещи. Кого-то разрезают, кого-то убивают, кого-то в масле сварили. Средневековая Европа очень во многих сказках вылилась в страшные вещи».  

Учительница младших классов Надежда и Мэрилин Мэнсон

Детство Надежды, учительницы младших классов, пришлось на начало 90-х годов. Из пионерского лагеря она привезла целую «коллекцию страшных легенд», которые школьники любили рассказывать друг другу перед сном: от гроба на колёсах до чёрного пианино. Но всех превзошёл Мэрилин Мэнсон. Надежда вспоминает:

«Я очень боялась всяких привидений. Смотрела ужастики, а потом было страшно находиться в тёмной комнате. Конечно, меня пугали все эти истории про гроб на колёсах, но самым страшным кошмаром был Мэрилин Мэнсон. Когда мы купили новый дом, там в кладовке висел его плакат. И я боялась туда заходить. У нас с сестрой была легенда, что по ночам этот человек оживает и душит всех, кто боится темноты. И если посмотреть ему в глаза, то точно он к тебе придёт. Это было моим самым страшным кошмаром детства». 

Кинооператор Дмитрий и чёрная лужа, красная рука и зубастые автобусы

 «Ну вот, теперь я могу в этом признаться. Меня пугала летающая красная рука, которая иногда ночью в самый неподходящий момент могла прилетать, и я уже не помню точно, что она делала, но её все боялись. Возможно, она душила. Но сам факт, что рука летала без человеческого тела, и была красного цвета — это уже дико страшно.

А ещё я помню, что мы все обходили лужи. Потому что была страшилка, что мальчик наступил в лужу и провалился. Его родители хотели его вытащить, и тоже провалились. Милиционеры тоже провалились и увидели там монстра, поедающего человеческое мясо. Аналогичная история была с такими «пузатыми» старыми автобусами. Была легенда, что автобус мог проглотить людей, и ехать из точки А в точку Б было очень жутко». 

Таксист Владимир и смертельное радио

«Меня не пугают никакие байки. А вот я свою младшую сестру доводил до истерики жутким рассказом про смертельное радио. Мама уходит на работу и даёт наставление детям, чтобы те не включали его. А дети, конечно же, не слушаются и включают. И по радио говорят: «Дети, выключите радио». Они не выключают. Тогда радио говорит: «Зелёные глаза нашли твой город и подходят к твоей улице. Они уже ищут твою квартиру и вот уже заходят в твою комнату». Девочка выключает радио, и на неё нападает зелёный монстр». 

Курьер Оксана и красные гольфы

 «Я по жизни – большая трусиха. Боюсь темноты и иногда не могу зайти в подъезд. В детстве, я помню, мы с подругами рассказывали историю про красные гольфы. Мама купила девочке красные гольфы, а наутро от неё остались только ноги. Я сейчас рассказываю эту байку, и она у меня вызывает недоумение и смех. Но в детстве было жутко страшно. Хотя и сегодня, порой, надеваешь носки, и приходит на ум всякая чепуха».